Суббота, 23 сентября 2017
Суббота, 23 сентября 2017
Популярно
15:18, 19 октября 2015

Аллочка и мужья-герои


Аллочка и мужья-героиМужья-герои. Вечером группа старших офицеров во главе с начальником штаба сидели у него в кабинете за столом, уставленном бутылками и кое-какой закуской. С портрета над столом на них укоризненно смотрел министр обороны Советского Союза Устинов. Пирушка была в самом разгаре. Красное лицо начальника штаба выражало полное удовольствие от процесса.

Ещё бы! Ведь водку ждали целый день. Гонец был заслан ещё с утра, и все с нетерпением ждали – принесёт, не принесёт? Времена-то, какие. Даже бормотуху не достать. С приходом к власти Горбачева, если удавалось раздобыть талоны, то старались запастись спиртным на неделю, и в один вечер выпивали всё. А наутро начинался новый поход в поисках «живой воды».

Офицеры в этом не отставали, а даже опережали мирное население. Как говорил начальник штаба: «Я помогаю бороться с алкоголизмом».

Боролись они хорошо.

Аллочка и мужья-герои

Местные магазины не успевали делать завоз, как защитники отечества тут же их опустошали, под мат и недовольство длиннющей очереди аборигенов.

Связываться в открытую с офицерами никто не хотел. Ещё не забыли, как те, обидевшись на критику местного населения, пригнали пожарную машину и разогнали всю очередь в одну секунду, да ещё обещали всех пострелять. Мужики хоть и сами не очень трезвые, но понимали, что, эти – могут. Поэтому песочили этих «защитников», почем зря, но потихоньку, чтобы те не услышали.

Но сегодня день был особенно удачный. Генка капитан, командир роты химиков, слямзил утром у жены талоны на сахар и обменял их на водку.

Так что к тем пузырям, что принёс гонец, прибавились ещё четыре, которые загодя были поставлены в холодильник начальника штаба, «Морозко», специально купленного с солдатских денег на предметы личной гигиены. А как без холодильника? Никак. Подумаешь, солдатики один раз зубы не почистят? С ними-то ничего не случится. А водку пить теплую никак нельзя!

Несмотря на прохладу, все сидели в одних рубашках с висящими на булавках галстуками, и расстегнутыми воротничками. У некоторых пот струился по лицу, скатываясь капельками с носа прямо в стакан. Генка размахивал огромными кулачищами, и описывал процесс изъятия из заначки жены этих самых талонов.

Мужики подкалывали его и говорили, что Алка ему устроит взбучку. Генка заводился ещё больше, протягивая вперёд кулак и крича, что Алка у него вот где, концентрируя окосевшие глаза на каждом из офицеров, проверяя, верят они ему или нет. Те не унимались. Зная, необузданный хохляцкий характер и габариты его Аллочки, они с хохотом описывали будущие сцены экзекуции над ним. Генка же кричал, что он в доме хозяин, и как он скажет, так и будет.

Алка, мол, его боится, и слова ему поперёк не скажет. Все наперебой стали тоже кричать, какие они герои и какие у них жены послушные, особенно когда они пьяные.

Зам. по тылу – седой, красавец и сердцеед, всегда тихий и спокойный, и тот встал в позу «Победителя Берлина» и, стуча

кулаком себя в грудь, орал что-то нечленораздельное.

Начальник штаба от них не отставал и долбил огромным, с голову

ребенка, кулачищем по столу, показывая, как он дома разговаривает со своей благоверной. Ещё немного и от мебели остались бы одни щепки, но тут кто-то, икая, вперемежку с матом, предложил выпить.

Все дружно встали, подняли залапанные стаканы, и выпили за своего героя-начальника. Потом последовал троекратный победный клич гип-гип-Ура!

На последних нотах этого клича вдруг распахнулась дверь, и в темном проёме показалась необъятная фигура Аллочки. Как она проскочила через КПП, осталось загадкой только до следующего утра.

Наутро на перекличке выяснилось, что весь наряд КПП из трёх крепких парней поступил в полковой лазарет с сильными ушибами. Видно Аллочка так стремилась к цели, что прошлась по ним как танк.

Сейчас же, в открытых настежь дверях, Аллочка была воплощением «гиены огненной». Светлые, слегка вьющиеся волосы средней длины торчали во все стороны как у медузы Горгоны. Лицо покрыто красными пятнами, как после крапивы. Глаза её горели как два раскаленных угля.

Рот, разукрашенный ярко-красной помадой, изрыгал такие ругательства, которых ни один из героев и не слыхивал.

Выпятив вперёд свою тяжелую артиллерию – необъятную грудь девятого размера, она медленно, но верно стала надвигаться, как неотвратимое бедствие, на Генку. Все остальные, придя в себя от первого шока, в одно мгновение, тихо, как привидения растворились из кабинета. Генка смотрел на свою жену расширившимися белыми от ужаса глазами и не

мог произнести ни слова, только истерично всхлипывал и дрожал как

осиновый лист на ветру.

Что с ним делала Аллочка, не известно. Слышно было только треск ломающейся мебели и звон битого стекла. На следующий день Генка на службу не явился. Только позвонил ближе к обеду и попросил отгул. Начальник штаба отнесся с пониманием и велел ему отдыхать и поправлять здоровье.

Вот такие наши мужья-герои, вне дома. А хуже разъяренной женщины может быть только разбушевавшаяся стихия.

Чтобы не пропустить самое интересное, подпишитесь на новости сайта, и получайте статьи прямо по электронной почте.

Впиши свой e-mail:

Ника




Отправляя комментарий я даю свое согласие на обработку введенной мной персональной информации в соответствии с Федеральным Законом от 27.07.2006 №152-ФЗ "О персональных данных", на условиях и для целей определенных политикой конфиденциальности

© 2017 Мир Женщины!
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru

128 Запросов 0,298 Секунд