Суббота, 23 сентября 2017
Суббота, 23 сентября 2017
Популярно
14:27, 19 ноября 2015

И понесли меня черти в Армию. Девушка хочет служить в армии


И понесли меня черти в Армию. Девушка хочет служить в армииО службе в Армии я мечтала с детства. И вот в 20 лет судьба решила осуществить мою сумасшедшую мечту. Работала я тогда в геологопоисковой экспедиции. Мы ездили по всей нашей необъятной родины и нивелировали местный ландшафт для поиска нефтяных месторождений. Зарплата была маленькой, но работа мне очень нравилась. Вот где можно было воспитать характер и узнать людей, с которыми, может, никогда и не пришлось бы столкнуться в обыденной жизни. Что еще нужно человеку в самом расцвете сил и необузданных желаний познать мир? Только в молодости тебя может нести туда, куда ни один нормальный человек и не сунется. Вот так в то время было и со мной. Все казалось интересным и радужным. Чем больше препятствий, тем интереснее.

И понесли меня черти в Армию. Девушка хочет служить в армии

Народ у нас в экспедиции был разный, от простых неудачников до уголовников,

которых нигде не брали на работу. А молодых девчонок много потому, что для женщин в 70-х годах в нашем маленьком городке работы попросту не было.

Очень часто местный военкомат требовал от нашей конторы людей для подсобной работы, которую у них, по-видимому, некому было выполнять. И вот когда машина нашей бригады сломалась, и мы не смогли выехать в поле, нас всех отправили на работу в военкомат.

Там я краем уха услышала, что в армии не хватает парней, и будут набирать девушек. Долго не думая, я пошла к военкому, и меня тут же отправили на мед.комиссию.

В длинном узком коридоре стояли в шеренгу человек тридцать парней в одних плавках. Почти все они смотрели на меня как удав на цыплёнка. Но я сделала вид, что не замечаю их наглые ухмылочки, и сделав серьёзную мину рванула вперёд к двери с надписью «Мед.комиссия». Вместе со мной вошел парень в очках с толстенными линзами, весь бледный, худющий и скрюченный (с явным сколиозом последней степени), похожий на узника Бухенвальда.

И понесли меня черти в Армию. Девушка хочет служить в армии

Его даже не осматривали. Так, задали пару вопросов и через пять минут признали годным к строевой службе. Меня же осматривали так, как будто собирались отправить, по крайней мере, в космос. Одна старая грымза прицепилась к моему горлу (я накануне

мороженного наелась, и оно немного покраснело). Я поняла, что сейчас решается моя судьба. Либо я в армии, либо нет. И тут меня понесло.

— Этому доходяге можно служить, а мне – нет? Я что, в краснознаменный хор записываюсь?

С минуту они смотрели на меня, разинув рты, а потом самый старший взял мои бумаги и всё подписал. Я его чуть не расцеловала на радостях. Схватила свои бумажки и, рассыпаясь в благодарностях, вылетела из кабинета.

С работы я уволилась. Начальник, который нам всегда казался

грозным старым дядькой, вдруг посмотрел на меня по отечески добрыми глазами и сказал: — «Куда тебя несёт? Я тебя так уважал, а ты сбегаешь, и куда…»

А я всегда думала, что он меня ненавидит, за то что я вечно пререкалась с ним и требовала справедливости. Это чувство справедливости мешало мне всю мою дальнейшую жизнь.

Каждый день мы с мамой ждали повестки, а ее все не было. И вот, наконец-то, через пару недель прозвенел звонок в дверь, и какой-то молодой паренек принес повестку. Мы с мамой облегченно вздохнули и в один голос воскликнули: «Наконец-то!».

Он посмотрел на нас почти безумными глазами, попросил расписаться и быстро ретировался. Закрыв за ним дверь, мы всмотрелись в бумажку, которую он нам принёс и обомлели. Это была повестка в милицию. Кое-как мы пережили эту ночь, теряясь в догадках, за что меня вызывают в милицию.

На другой день в указанный час мы пошли в милицию. В кабинете, который был указан в повестке, сидел угрюмый и неприятный дядька. Даже не предложив мне сесть, он с места в карьер стал орать на меня, что я тунеядка и он посадит меня за это.

Зря он начал со мной в таком тоне. Во мне как всегда, когда на меня орут, взыграла четвертинка польской крови, и я высказала ему, что он хам, раз позволяет себе

орать на женщину, не предложив ей даже присесть. Он, по-видимому, не ожидал такого отпора от сопливой девчонки, и почему-то сразу же притих и предложил мне сесть.

Выяснилось, что кто-то из «доброжелательных» соседей увидел меня пару раз во время рабочего времени на балконе и стуканул в местное РОВД. В наше советское время это было нормой. В те далекие 70-тые годы все должны были обязательно работать, иначе могли припаять статью за тунеядство.

Я сказала, что жду вызова из военкомата, и поэтому уволилась с работы заранее, чтобы потом не бегать с бумажками в последний момент. Мужик позвонил в военкомат и тут же меня отпустил.

И в этот же вечер принесли долгожданную повестку из военкомата.

На другой день я получила военный билет и предписание для службы в противовоздушной обороне. Где будет проходить эта служба, мне не сказали. Ясно было только, что далеко от дома и скорее всего на Кавказ.

В тот же вечер прибежали все мои друзья – один парень и две подруги, с которыми мы вместе работали в экспедиции. Мы немного посидели за столом, выпили и стали клясться в дальнейшей дружбе. Всем было немного грустно. Только я была счастлива. Моя мечта исполнилась!

И вот 20 ноября 1980 года. Настал этот памятный и поворотный в моей судьбе

день.

Погода стояла пасмурная и радости не прибавляла. Я старалась подбодрить себя мыслью, что уезжаю не навсегда и в места, которые восторженно описывали великие русские классики.

Кавказ! С самого детства он казался мне сказочной страной. А люди: красивые, гордые. Ну, все как у Михаила Юрьевича Лермонтова. Мужчины: стройные, черноволосые, усатые, с расписными кинжалами и страстным блеском в глазах. И всё это я могу увидеть собственными глазами.

Да об этом можно только мечтать. Попаду ли я когда-нибудь туда ещё? А тут на два года, да не на экскурсию, а служить, да не в какой-нибудь пехоте, а в ПВО (противовоздушная оборона). Так ещё не каждому парню повезёт. Аутотренинг немного помог, и на душе стало легче.

Проездные документы выдали в военкомате на самый ранний автобус. Поэтому встали мы с мамой ещё затемно, быстренько собрались и пошли. С собой я взяла один небольшой чемодан, в котором больше было книг по радиоделу, чем белья. По наивности я считала, что в армии будет сплошная учёба и тренировки на выносливость.

Господи, как я ошибалась! Да, там была учёба и тренировки, но совсем не в том направлении. Но об этом позже.

На лестнице нас уже поджидала соседка тётя Лида. Она обняла меня и сунула мне в руку червонец. У меня даже слёзы навернулись. Она всегда поддерживала нас, как могла, хотя сама жила на одну пенсию.

И вдруг у меня появилось ощущение, что я могу больше никогда сюда не вернуться. Ведь во всю, идёт война в Афганистане, и что ещё там будет не известно. Но я не стала высказывать свои мысли вслух, чтобы не портить никому настроение. Пусть думают, что у меня кроме мечты об армии, никаких других мыслей нет.

До автостанции мы добрались быстро. Народа возле автобуса было много, и отъезжающих и провожающих. Вместе со мной в Казань  должны были ехать ещё три девушки от военкомата. Я увидела их невдалеке и мне стало легче на душе от того что хотя бы в Казани буду не одна.

Объявили посадку. Мы с мамой простились, и я пошла в салон. Только все утряслись на своих местах, завёлся мотор, как вдруг все три мои спутницы подхватили свои увесистые, не в пример моему, чемоданы, и выскочили из автобуса. Первой моей мыслью было

сделать то же самое, но в тоже время в мозгу пронеслось: — А что дальше? А дальше позор! Испугалась! Удрала! Убежала от армии, от трудностей.

А всё потому, что ЖЕНЩИНА, БАБА. И никому никогда я больше ничего не смогу доказать. А ведь я всегда хотела доказать, что ничуть не слабее и не глупее мужчины.

И как мне потом жить с этим позором? Как смотреть в глаза своим друзьям и близким после всего этого? Нет уж, лучше умереть, чем всю жизнь жить с таким позором! И как не странно на душе стало даже легче после принятого решения.

Всю дорогу я старалась ни о чём не думать, а спать. В Казань приехали уже затемно. В татвоенкомате нас ждали и очень удивились, что я приехала одна. Сказали, что дезертирам сообщат по месту работы. И опять я в душе порадовалась, что не поддалась панике.

Из других городов девушки должны были приехать только завтра, а так как мне негде было переночевать, и я совершенно не знала города, то решили меня устроить на ночь в военной гостинице и дали мне пожилого капитана-провожатого.

Он подхватил мой чемодан и повел куда-то на улицу. Я бежала за ним как собачонка, оглядываясь по сторонам. Вокруг было столько интересного. Город мне показался необычным. Сама я родилась и выросла на Украине в старинном красивейшем городе Львове. Кто там не был, не поймёт меня.

Это совсем другая культура – можно сказать, европейская заграница. А здесь была смесь русской и восточной архитектуры. В Татарстане мы с мамой жили не так давно, да и то в небольшом молодом городке, где ни о какой архитектуре и говорить нечего. Так, хрущовка на хрущовке. Вот я и старалась все посмотреть по дороге. Бежали по какой-то площади с кремлём, потом всякие закоулки с маленькими магазинчиками и грязными темными подворотнями.

Продолжение

Удачи Вам, Ника




Отправляя комментарий я даю свое согласие на обработку введенной мной персональной информации в соответствии с Федеральным Законом от 27.07.2006 №152-ФЗ "О персональных данных", на условиях и для целей определенных политикой конфиденциальности

© 2017 Мир Женщины!
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru

132 Запросов 0,293 Секунд