Суббота, 23 сентября 2017
Суббота, 23 сентября 2017
Популярно
13:28, 04 декабря 2015

И понесли меня черти в армию. По пути в Армию -2 (продолжение)


По пути в АрмиюПо пути в Армию -2. (Начало) Гостиница оказалась в небольшом сером трехэтажном здании в самом центре Казани, но вход в нее был с какой-то страшной и вонючей подворотни. Мы поднялись на второй этаж. Капитан переговорил с администраторшей и мне выделили двухместный номер с окнами на центральную улицу где-то в середине длинного коридора. Платить почему-то пришлось вдвойне за обе койки. У меня было немного денег, но я не стала сопротивляться, так как сильно устала и хотела отдохнуть, а не вести с кем-нибудь светские беседы. Быстренько закрывшись, я прилегла на кровать и вдруг почувствовала, что ужасно хочу в туалет. Ещё удивительно, что мне не приспичило по дороге. Пришлось встать и идти на поиски туалета. Как только я вышла в коридор у меня появилась первая мысль, что я нахожусь в административном здании какого-то рынка. Кругом сновали азиатские лица с мешками, чемоданами, чайниками и ещё бог знает с чем. Никакими офицерами здесь и не «пахло». Разве, что они все были загримированы под южан, и одеты в штатские кожаные пальто и пиджаки.

По пути в Армию

Но самое интересное, что все они были мужчинами и уставились на меня, как голодные волки на заблудшую овцу, хотя я тоже была в брюках и отличалась от них только цветом волос, кожи и далеко выдающимся бюстом на худющем теле.

Быстренько пробежав по коридору из конца в конец под перекрёстным огнём множества чёрных глаз, я убедилась, что попала в хорошую переделку, так как женского туалета нигде не было, а на месте администратора было пусто, и спросить, где здесь другой туалет, было не у кого. В отчаянии я быстро залетела в свой номер и стала соображать, что делать дальше. Как назло все мысли вытесняла одна мысль, что долго я так не выдержу.

Сначала я стала быстро ходить по комнате, потом перешла на бег, потом стала делать приседания. Кое-как дотянула до десяти часов, прислушалась, и решила – была, не была. Натянула на себя пальто из коричневой клеёнки, имитирующей то ли крокодила, то ли ещё какого экзотического животного. Подняла воротник и ринулась по коридору в сторону мужского туалета.

Меня всегда принимали за парня, если не обращать внимания на грудь, так как я в свои двадцать лет совершенно не красилась и носила короткую причёску. Может, повезёт и в этот раз. Слава богу, в коридоре никого не было. На всех парах я залетела в туалет и увидела, что у писсуара стоит чёрный мужик из этих. Ноги у него подкашивались, и он никак не мог попасть струёй в цель. Он так был увлечён своим делом, что даже не заметил меня.

Быстро сориентировавшись на месте, я кинулась к одной из трёх кабинок. Залетела в неё, на ходу расстёгивая штаны и чуть не снеся унитаз, одной рукой держась за ручку двери, так как на месте защёлки одни дыры, а другой, поддерживая брюки, чтобы мощной струёй их не уделать. Наконец-то за весь безрадостный день я получила истинное ни с чем несравнимое, наслаждение.

Приведя себя в порядок, прислушалась, потом тихонько встала на унитаз и осмотрелась. Никого. Прокралась в свою комнату и, не раздеваясь, завалилась спать. Рано утром в пять часов пришлось опять выйти на тропу к туалету. Но в этот раз всё обошлось без приключений. Видно, южные воины, не привыкли вставать с бодуна так рано. В восемь часов я сдала ключи от номера и направилась к военкомату. Где-то через час туда подъехали девчонки из других городов.

С нами провели инструктаж и велели идти погулять по городу, но к семи часам вечера быть на железнодорожном вокзале возле кассы дальнего следования. Все приехали парами и, как видно уже успели перезнакомиться. Только одна замухрышка вроде меня стояла особняком. Видно она, как и я не знала куда идти. Я подошла к ней и спросила, знает ли она город и куда пойдёт.

Она ответила, что город знает, но идти ей некуда. И мы договорились пойти вместе в центр и поискать какую-нибудь столовую или кафе, чтобы перекусить. Перекусив наскоро в какой-то забегаловке, мы решили прошвырнуться по магазинам. Мне было не очень интересно, так как денег мало, но и кампанию терять не хотелось, ведь я совершенно не знала город.

В одном из магазинов мою новую знакомую вдруг кто-то окликнул по имени. Она очень обрадовалась и кинулась, чуть ли не в обнимку к какому-то симпатичному, и хорошо одетому парню. Они переговорили пару минут, и парень стал настойчиво нас куда-то приглашать. Я сначала отказывалась, но после того, как он сказал, что это рядом здесь за углом в какой-то гостинице, решила согласиться.

По пути в Армию

Он назвал нам адрес и тут же испарился. Мы вышли из магазина, немного прошли в сторону площади Куйбышева и свернули в переулок. По дороге Галя (так, оказывается, звали мою новую знакомую) рассказала мне вкратце, что с этим парнем они учились вместе в культпросвет училище в Елабуге и теперь он с другими её однокашниками приехал в Казань на гастроли в качестве танцевальной группы или ансамбля.

Сегодня вечером у них концерт в большом зале, а пока они все находятся в гостинице, куда мы и направляемся в данную минуту. Гостиница произвела на меня удручающее впечатление. Огромное серое здание с большим подъездом. Внутри большой холл, переходящий в лестницу и длинные, покрашенные тёмной краской, куда-то заворачивающие коридоры.

Мы поднялись на третий этаж и почти в конце коридора нашли нужную нам дверь, и постучались в неё. Открыл парень весь взъерошенный, в одних спортивных трусах. Через пару секунд он, как видно, узнал Галю и заорал во всё горло что-то невразумительное, но восторженное и исчез в глубине комнаты. Мы поняли это, как приглашение и осторожно протиснулись в далеко не узкую двухстворчатую дверь.

Нашим глазам предстала живописная картина. Комната была большая, как школьный класс. Потолки высокие с лепниной по краям, стены крашенные и совершенно голые. У стены напротив двери стоит стол, по-видимому, когда-то в лучшие времена, бывший полированным, а теперь весь исцарапанный, кое-где закрытый газетами.

На столе куча пустых бутылок из-под водки и вина, три залапанных стакана, две консервных банки с недоеденной килькой в томате и несколько кусочков засохшего и обгрызенного хлеба.

Под столом ещё одна куча бутылок, а на них благоухающие и почти стоячие носки. Рядом у другой стены стоял шкаф, тоже по-видимому когда-то полированный, с открытыми дверцами и навешанными на них одеждой.

Остальное пространство комнаты всё занято железными кроватями, которых штук десять или двенадцать. На двух из них кто-то спал. На одной сидел какой-то чёрный лохматый, в одних трусах, тощий, как Кашей Бессмертный, парень и держался обеими руками за голову. На остальных кроватях, где застеленных, а где нет, валялись всякие вещи: одежда, чемоданы и вообще не поймёшь что.

Посередине комнаты на полу стояла общепитовская тарелка полная окурков. Парень, который открыл нам дверь, вывернулся откуда-то из-за шкафа с двумя табуретками, поставил их к столу и галантно предложил нам сесть.

Мы сняли с себя верхнюю одежду, положили её на ближайшую кровать и только умостились на подозрительные табуретки, как дверь открылась, и вихрем влетел другой парень, которого мы встретили в магазине.

В руках у него была авоська полная бутылок с водкой и вином. Не успела я оглянуться, как на столе уже лежала новая закуска и стаканы наполнены. Откуда-то набежали ещё человек восемь парней. Все они дружно стали показывать моей новой знакомой танцевальные па.  Галя, глядя на них, пробовала их повторить.

Все весело смеялись. На меня никто не обращал внимания. Они настолько были увлечены общими воспоминаниями, что я даже позавидовала их братской дружбе. Потом кто-то

из них вспомнил о спиртном и все дружно кинулись приглашать нас к столу. Галдёж стоял ужасный. Каждый выкрикивал тост и предлагал нам выпить. Превозмогая брезгливость, я выпила немного вина из залапанного стакана и закусила душистой настоящей колбасой.

Через минут двадцать начались настоящие «половецкие пляски». Все повскакивали со своих мест и стали уговаривать нас станцевать с ними зажигательный татарский танец. Галя вскочила и понеслась по кругу. Парни запели татарскую песню и стали прыгать вокруг неё. Это надо было видеть!

По пути в Армию

Самое интересное, что почти на всех парнях были одни только широкие спортивные трусы. И когда они высоко подпрыгивали, я старалась отвернуться, чтобы не видеть, то, что из них чуть ли не выскакивало.

Галка, как видно привыкла к этому и не обращала внимания. Примерно через час парни вспомнили, что у них скоро концерт, в котором они должны выступать, и стали поспешно собираться, не забывая при этом пропустить ещё по рюмочке.

Я с ужасом смотрела на них и думала: как же они будут выступать? Ещё чего доброго улетят со сцены.

Нам тоже пора было собираться, и мы все гурьбой вывалились из гостиницы на площадь. Все той же толпой мы покатились на трамвайную остановку. Пока ждали трамвай, парни усиленно уговаривали нас ни куда не ехать, а отправиться с ними на концерт. Я видела, как Галка хотела пойти с ними и стала ей показывать на часы. Мол – опаздываем. И тут

подъехал наш трамвай. Мы сели в него и когда он тронулся, я с облегчением вздохнула.

Продолжение

Удачи Вам, Ника

Начало




Отправляя комментарий я даю свое согласие на обработку введенной мной персональной информации в соответствии с Федеральным Законом от 27.07.2006 №152-ФЗ "О персональных данных", на условиях и для целей определенных политикой конфиденциальности

© 2017 Мир Женщины!
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru

132 Запросов 0,298 Секунд